Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о порядке уведомления адвокатов о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о порядке уведомления адвокатов о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ 25 декабря 2020 г.

 

В связи с запросом Совета Адвокатской палаты Ханты-Мансийского автономного округа в порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о порядке уведомления адвокатов о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела.

Абзац второй пункта 1 статьи 21 Кодекса профессиональной этики адвоката определяет, что извещения и иные документы, направляемые адвокату в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката, направляются по адресу адвоката.

В силу пункта 5 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката при осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан обеспечивать адвокатскую палату субъекта Российской Федерации актуальной информацией об адресе адвоката, в том числе электронном, для уведомлений и извещений.

Из указанных положений следует, что извещение по адресу адвоката может осуществляться как посредством услуг почтовой связи, так и посредством направления извещений и иных документов по адресу электронной почты адвоката. Поскольку Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит каких-либо ограничений, связанных с таким извещением, то любой из указанных способов является надлежащим уведомлением.

При этом в случае, если адвокат исполнил обязанность, предусмотренную пунктом 5 статьи 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, и сообщил адвокатской палате субъекта Российской Федерации свой адрес, в том числе электронный, для осуществления связи, то для извещения адвоката должен использоваться указанный им адрес.

В том случае, если адвокат не исполнил данную обязанность, он может быть извещен о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела любым из следующих способов:

1) извещение направляется по месту жительства адвоката;

2) извещение направляется по месту осуществления адвокатской деятельности.

Согласно пункту 2 статьи 20 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат вправе самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности. Об избранных форме адвокатского образования и месте осуществления адвокатской деятельности адвокат обязан уведомить Совет адвокатской палаты. Извещение адвоката по месту осуществления адвокатской деятельности является надлежащим, если направлено по адресу избранного им адвокатского образования.

Кроме того, в случае принятия уполномоченным органом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации решения о порядке информационного обмена между адвокатской палатой, адвокатскими образованиями и адвокатами данной адвокатской палаты, в рамках которого адвокатской палатой присваивается каждому адвокату конкретный адрес электронной почты (как правило, содержащий номер адвоката в реестре адвокатов) с указанием на дальнейшее использование данного адреса электронной почты в целях направления адвокату извещений и иных документов, уведомление адвоката по присвоенному ему адресу электронной почты является надлежащим извещением адвоката, в том числе о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела.

При этом необходимо учитывать, что адвокат несет риск последствий неполучения извещения, доставленного по любому из адресов, указанных в настоящем Разъяснении.

Адвокат считается извещенным о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела, если извещение поступило адвокату, но не было ему вручено или адвокат не ознакомился с ним, например, если адвокат уклонился от получения корреспонденции в отделении почтовой связи, в связи с чем извещение было возвращено по истечении срока хранения.

Аналогично адвокат несет риск последствий неполучения извещения, доставленного по адресу избранного им адвокатского образования, а также риск отсутствия по такому адресу соответствующего адвокатского образования.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

Скачать документ: Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о порядке уведомления адвокатов о месте и времени рассмотрения дисциплинарного дела 25.12.2020

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о пределах рассмотрения дисциплинарного дела в квалификационной комиссии

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о пределах рассмотрения дисциплинарного дела в квалификационной комиссии

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ 25 декабря 2020 г.

 

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о пределах рассмотрения дисциплинарного дела при разбирательстве в квалификационной комиссии адвокатской палаты субъекта Российской Федерации.

Согласно подпункту 6 пункта 2 статьи 20 Кодекса профессиональной этики адвоката жалоба, представление, обращение признаются допустимыми поводами для возбуждения дисциплинарного производства, если в них указаны конкретные действия (бездействие) адвоката, в которых выразилось нарушение им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката.

В силу пункта 4 статьи 23 Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в квалификационной комиссии осуществляется в пределах тех требований и по тем основаниям, которые изложены в жалобе, представлении, обращении. Изменение предмета и (или) основания жалобы, представления, обращения не допускается.

Из приведенных норм следует, что иные выявленные в ходе дисциплинарного разбирательства нарушения квалификационной комиссией не рассматриваются.

При этом отсутствие в заключении квалификационной комиссии оценки нарушений, не указанных в жалобе, представлении, обращении и выявленных в ходе разбирательства, не препятствует новому сообщению в адвокатскую палату, содержащему указание на такие нарушения, в том числе в виде новой жалобы доверителя адвоката, представления вице-президента адвокатской палаты или уполномоченного в области адвокатуры органа государственной власти.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о пределах рассмотрения дисциплинарного дела в квалификационной комиссии 25.12.2020

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о возможности совмещения должности тренера со статусом адвоката

Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о возможности совмещения должности тренера со статусом адвоката

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ 25 декабря 2020 г.

 

В связи с запросом Совета Адвокатской палаты Ульяновской области в порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о возможности совмещения должности тренера в образовательном учреждении со статусом адвоката.

Адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности (пункт 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Как ранее указывала Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам в Разъяснении от 17 февраля 2017 г. № 05/17 «По вопросам применения пункта 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката», одним из исключений из запрета адвокату вступать в трудовые отношения в качестве работника является занятие им должности педагогического работника (Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 185-ФЗ в Федеральном законе «Об образовании в Российской Федерации» и ряде иных нормативных правовых актов понятие «преподавательская деятельность» заменено на понятие «педагогическая деятельность»).

Пункт 21 статьи 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» определяет педагогического работника как физическое лицо, которое состоит в трудовых, служебных отношениях с организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и выполняет обязанности по обучению, воспитанию обучающихся и (или) организации образовательной деятельности.

В соответствии с частью 2 статьи 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» номенклатура должностей педагогических работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, должностей руководителей образовательных организаций утверждается Правительством Российской Федерации.

Согласно разделу 2 указанной номенклатуры, утвержденной Постановлением Правительства РФ от 8 августа 2013 г. № 678, к должностям педагогических работников отнесены инструктор по физической культуре, тренер-преподаватель, старший тренер-преподаватель.

Указанное положение также нашло отражение в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 ноября 2015 г. № 52 «О применении судами законодательства, регулирующего труд спортсменов и тренеров», согласно которому трудовой договор с тренерами-преподавателями организаций, осуществляющих образовательную деятельность, трудовая функция которых предусматривает выполнение обязанностей по обучению, воспитанию обучающихся, заключается с соблюдением ограничений, предусмотренных статьей 46 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», а также статьями 331 и 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации.

Из приведенных норм следует, что деятельность лица, занимающего должность тренера, относится к преподавательской деятельности. Следовательно, лицо, получившее статус адвоката, вправе вступать в трудовые отношения в качестве тренера.

Таким образом, адвокат вправе заниматься преподавательской деятельностью в области спорта, данная деятельность является одним из исключений, предусмотренных пунктом 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката и пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии по этике и стандартам о возможности совмещения должности тренера со статусом адвоката 25.12.2020

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о применении мер дисциплинарной ответственности

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о применении мер дисциплинарной ответственности

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 18 ноября 2020 г.

 

В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Совета Адвокатской палаты Кабардино-Балкарской Республики о возможности применения к адвокату мер дисциплинарной ответственности, в случае если срок привлечения к дисциплинарной ответственности истек, но адвокат возражает против прекращения дисциплинарного производства по указанному основанию.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о применении мер дисциплинарной ответственности.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката в случае истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, обнаружившегося в ходе разбирательства советом или комиссией, совет вправе принять по дисциплинарному производству решение о прекращении дисциплинарного производства.

Согласно абзацу 10 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката прекращение дисциплинарного производства по основанию, указанному в подпункте 6 пункта 1 указанной статьи, не допускается, если адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, возражает против этого. В этом случае дисциплинарное производство продолжается в обычном порядке.

Из изложенного следует, что совет не вправе принять решение о прекращении дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, если адвокат, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, возражает против этого.

В указанном случае совет вправе принять одно из перечисленных подпунктами 1–5, 7–8 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решений при наличии к тому соответствующих оснований.

При этом в силу пункта 5 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни адвоката, нахождения его в отпуске. Меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату, если с момента совершения им нарушения прошло не более двух лет, а при длящемся нарушении – с момента его прекращения (пресечения).

Если в указанных обстоятельствах совет принимает решение, предусмотренное подпунктом 1 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, то адвокат подлежит освобождению от применения мер дисциплинарной ответственности в связи с истечением сроков их применения.

Таким образом, возражения адвоката, в отношении которого возбуждено дисциплинарное производство, против прекращения дисциплинарного производства вследствие истечения сроков применения мер дисциплинарной ответственности, препятствуют совету принять предусмотренное подпунктом 6 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката решение; при этом совет вправе принять одно из решений, перечисленных в подпунктах 1–5, 7–8 пункта 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката. Совет вправе принять решение о наличии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и (или) Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей перед доверителем или адвокатской палатой и об освобождении адвоката от применения мер дисциплинарной ответственности в связи с истечением сроков их применения.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о применении мер дисциплинарной ответственности 18.10.2020

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о заключении адвокатом договора простого товарищества

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о заключении адвокатом договора простого товарищества

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 18 ноября 2020 г.

 

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о возможности заключения адвокатом договора простого товарищества (договора о совместной деятельности).

В случае заключения договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) гражданином, обладающим статусом адвоката, без указания на данный статус, в качестве физического лица, указанные отношения регулируются нормами Гражданского кодекса Российской Федерации.

Правила, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, подлежат применению при указании гражданином в договоре простого товарищества (договоре о совместной деятельности), что он является адвокатом и (или) действует в качестве адвоката, а также в случае если заключаемый договор связан с осуществлением адвокатской деятельности.

Адвокат вправе заключать договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) при условии соблюдения требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1041 Гражданского кодекса РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Согласно пункту 2 статьи 1041 Гражданского кодекса РФ сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

В силу пункта 2 статьи 1 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность не является предпринимательской.

В соответствии с подпунктом 4 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции.

Согласно пункту 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката адвокат не вправе вне рамок адвокатской деятельности оказывать юридические услуги (правовую помощь), за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством.

Адвокат вправе инвестировать средства и распоряжаться своим имуществом, включая недвижимость, а также извлекать доход из других источников, например, от сдачи недвижимости в аренду (наем), если эта деятельность не предполагает использование статуса адвоката.

В силу абзаца второго пункта 4 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката осуществление адвокатом иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры.

В любой ситуации, в том числе вне профессиональной деятельности, адвокат обязан сохранять честь и достоинство, избегать всего, что могло бы нанести ущерб авторитету адвокатуры или подорвать доверие к ней, при условии, что принадлежность адвоката к адвокатскому сообществу очевидна или это следует из его поведения (пункт 5 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Таким образом, само по себе заключение адвокатом договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), который не связан с осуществлением его участниками предпринимательской деятельности, не запрещено Гражданским кодексом РФ, Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката.

При этом недопустимо заключение адвокатом договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), если это направлено на обход требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре (пункт 2 статьи 5 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката (пункт 3 статьи 5 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Заключение адвокатом договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) с целью несоблюдения требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодекса профессиональной этики адвоката должно стать предметом рассмотрения соответствующих квалификационной комиссии и совета.

В каждом конкретном случае объектом оценки соответствующих квалификационной комиссии и совета является не только текст заключенного адвокатом договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), но и действия адвоката в совокупности и иные значимые обстоятельства, в том числе действительная цель заключения такого договора.

Адвокат не вправе заключать договор простого товарищества (договор о совместной деятельности), если это направлено на злоупотребление правом, обход установленных для адвокатской деятельности правил поведения, нарушение прав и гарантий доверителя.

Таким образом, действия адвоката, заключившего договор простого товарищества (договор о совместной деятельности), должны соответствовать действующим нормативным правовым актам, в том числе Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также Кодексу профессиональной этики адвоката.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о заключении адвокатом договора простого товарищества 18.10.2020

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам об избрании (назначении) адвоката на должность в орган государственной власти или орган местного самоуправления

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам об избрании (назначении) адвоката на должность в орган государственной власти или орган местного самоуправления

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 29 апреля 2020 г.

 

В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Адвокатской палаты Республики Крым по вопросу о возможности совмещения адвокатской деятельности с осуществлением полномочий в качестве избранного должностного лица органа государственной власти или органа местного самоуправления.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение.

Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре содержит ограничение на совмещение адвокатом адвокатской деятельности со статусом лица, избранного (назначенного) на государственную должность Российской Федерации, государственную должность субъектов Российской Федерации, должность государственной службы и муниципальную должность, и устанавливает основания для приостановления статуса адвоката в указанных случаях.

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов РФ, должности государственной службы и муниципальные должности.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 2 декабря 2019 г. № 400-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”») статус адвоката приостанавливается в случае избрания (назначения) адвоката на должность в орган государственной власти или орган местного самоуправления.

Законодательство не содержит понятия «орган государственной власти». К таким органам относятся, например, федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства (п. 1 Указа Президента РФ от 9 марта 2004 г. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти»), законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации (ст. 2 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»).

В соответствии с абзацем 15 части 1 статьи 2 Федерального закона от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» органы местного самоуправления – избираемые непосредственно населением и (или) образуемые представительным органом муниципального образования органы, наделенные собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.

Таким образом, действующая редакция статьи 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» предполагает приостановление статуса адвоката не только в случае избрания адвоката в соответствующий орган публичной власти на период работы на постоянной основе, как это было установлено ранее, а исходит из необходимости приостановления статуса адвоката как в случае избрания, так и в случае назначения адвоката на должность в соответствующий орган публичной власти.

При этом необходимо учитывать, что пункт 3 статьи 16 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» содержит указание на то, что на адвоката, статус которого приостановлен, распространяется действие Кодекса профессиональной этики адвоката.

Федеральный закон от 2 декабря 2019 г. № 400-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”», которым установлено действующее регулирование института приостановления статуса адвоката, вступил в силу 1 марта 2020 г. Приведенные изменения применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Соответственно, обязанность приостанавливать статус адвоката распространяется на адвокатов, избранных (назначенных) на должность в орган государственной власти или орган местного самоуправления начиная с 1 марта 2020 г.

Настоящее разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам об избрании (назначении) адвоката на должность в орган государственной власти или орган местного самоуправления 29.04.2020

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о некоторых вопросах полномочий адвоката при осуществлении защиты на стадии предварительного расследования

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о некоторых вопросах полномочий адвоката при осуществлении защиты на стадии предварительного расследования

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 29 апреля 2020 г.

 

В Комиссию Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам поступил запрос Адвокатской палаты Санкт-Петербурга с просьбой дать разъяснения, входит ли в полномочия (обязанности) адвоката защита обвиняемого при рассмотрении судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы того же защитника на постановление районного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и требуется ли представление нового ордера в суд апелляционной инстанции, принимая во внимание, что заключение под стражу и его обжалование проходят в рамках стадии предварительного расследования.

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о некоторых вопросах полномочий адвоката на стадии предварительного расследования.

1. Защитник обязан принять участие в заседании суда апелляционной инстанции при обжаловании постановления об избрании меры пресечения.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 4 статьи 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», частью 7 статьи 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

Адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, включая, при необходимости, подготовку и подачу апелляционной жалобы на приговор суда. Адвокат, принявший поручение на защиту в стадии предварительного следствия в порядке назначения или по соглашению, не вправе отказаться без уважительных причин от защиты в суде первой инстанции (п. 2 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Согласно минимальным требованиям к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, содержащимся в Стандарте осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, который был принят VIII Всероссийским съездом адвокатом 20 апреля 2017 г. (далее – Стандарт), адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного (п. 9).

Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания (п. 10 Стандарта).

В силу п. 17 Стандарта адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации.

Из вышеизложенного следует, что адвокат обязан обжаловать постановление суда первой инстанции об избрании его подзащитному меры пресечения при наличии его просьбы независимо от того, участвует он в деле по назначению либо по соглашению, а также обязан принять участие в судебном заседании апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения при наличии просьбы об этом подзащитного либо в случае, если участие защитника в судебном заседании апелляционной инстанции в соответствии со статьями 51 и 389.11 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации является обязательным.

Исключением может являться случай, когда предмет соглашения включает лишь участие адвоката в заседании суда первой инстанции при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения и не включает защиту доверителя на стадии предварительного расследования в целом.

Неявка адвоката, участвующего в деле на основании соглашения, в судебное заседание по избранию меры пресечения не освобождает его от необходимости обжалования постановления суда об избрании меры пресечения.

При невозможности по уважительным причинам участвовать в судебном заседании суда апелляционной инстанции по рассмотрению жалобы на постановление суда первой инстанции об избрании меры пресечения адвокат обязан заблаговременно известить об этом суд апелляционной инстанции.

Уважительными причинами неявки адвоката в судебное заседание суда апелляционной инстанции могут являться, в том числе, следующие обстоятельства: занятость адвоката в другом судебном заседании, болезнь адвоката, нахождение его в отпуске, значительная территориальная удаленность места производства дознания, предварительного следствия или постоянного проживания адвоката, участвующего в деле в качестве защитника, от места нахождения суда апелляционной инстанции при отсутствии в суде технической возможности участия адвоката в заседании с использованием систем видео-конференц-связи.

2. Вопросы, связанные с порядком выдачи и представления ордера в суд, в том числе в суд апелляционной инстанции, не относятся к вопросам применения Кодекса профессиональной этики адвоката.

Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит правил выдачи и представления адвокатом ордера.

Порядок изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам утвержден Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 4 декабря 2017 г. (протокол № 8).

Порядок выдачи ордеров адвокатам и отчетности по ним устанавливают Совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации или руководитель адвокатского образования (п. 2.6 Порядка изготовления, хранения и выдачи ордеров адвокатам, утвержденного Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации 4 декабря 2017 г. (протокол № 8)).

Таким образом, связанные с выдачей и представлением ордера вопросы не требуют разъяснений Комиссии Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам о некоторых вопросах полномочий адвоката при осуществлении защиты на стадии предварительного расследования 29.04.2020

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам об участии адвоката в социально значимом проекте за вознаграждение

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам об участии адвоката в социально значимом проекте за вознаграждение

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 28 ноября 2019 г.

 

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката Комиссия Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации по этике и стандартам дает следующее разъяснение о возможности заключения адвокатом в качестве гражданина (без указания на наличие статуса адвоката) договора на оказание юридической помощи с некоммерческой организацией в рамках реализации социально значимого гранта и получения денежного вознаграждения от некоммерческой организации за оказание гражданам бесплатной юридической помощи с вычетом налогов и прочих предусмотренных законодательством удержаний.

Оказание адвокатом бесплатной юридической помощи гражданам Российской Федерации регламентируется законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Обязанность адвоката участвовать лично или материально в оказании юридической помощи бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством, закреплена в пункте 7 статьи 15 Кодекса профессиональной этики адвоката.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат обязан, в частности, оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Согласно пункту 1 статьи 26 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокаты оказывают юридическую помощь гражданам РФ бесплатно в соответствии с Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Адвокаты участвуют в функционировании государственной системы бесплатной юридической помощи, оказывая гражданам бесплатную юридическую помощь в случаях, предусмотренных Федеральным законом «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» и другими федеральными законами (часть 1 статьи 18 Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»).

Из изложенного следует, что участие адвокатов в функционировании государственной системы бесплатной юридической помощи законодательно регламентировано.

В силу пункта 3 статьи 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в целях обеспечения доступности для населения юридической помощи и содействия адвокатской деятельности органы государственной власти обеспечивают гарантии независимости адвокатуры, осуществляют финансирование деятельности адвокатов, оказывающих юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также при необходимости выделяют адвокатским образованиям служебные помещения и средства связи.

Указанные положения направлены на реализацию закрепленного в Конституции Российской Федерации (часть 1 статьи 48) права граждан на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатной юридической помощи в предусмотренных законом случаях.

Адвокат не вправе оказывать правовую помощь вне рамок адвокатской деятельности, за исключением деятельности по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора, третейского судьи, участия в благотворительных проектах других институтов гражданского общества, предусматривающих оказание юридической помощи на безвозмездной основе, а также иной деятельности в случаях, предусмотренных законодательством (пункт 3 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката).

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем (пункт 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). Одним из существенных условий соглашения между доверителем и адвокатом является указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а также на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате (подпункт 1 пункта 4 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением (пункт 6 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»).

Исходя из приведенных положений заключение адвокатом в качестве гражданина (без указания на наличие статуса адвоката) гражданско-правового договора, предусматривающего оказание юридической помощи, с некоммерческой организацией в рамках реализации социально значимого гранта этой некоммерческой организацией может рассматриваться как оказание юридической помощи вне рамок адвокатской деятельности.

Кроме того, поскольку запрос включает вопрос о возможности получения адвокатом денежного вознаграждения от некоммерческой организации за оказание гражданам бесплатной юридической помощи с вычетом налогов и прочих предусмотренных законодательством удержаний, следует учитывать, что налогообложение вознаграждения адвоката имеет свои особенности. Так, например, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, самостоятельно исчисляют суммы НДФЛ (пункт 2 статьи 227 Налогового кодекса Российской Федерации), в силу чего доверитель не удерживает НДФЛ из вознаграждения адвоката, не производит иные предусмотренные законодательством удержания.

Таким образом, заключение адвокатом договора на оказание юридической помощи с некоммерческой организацией в рамках реализации социально значимого гранта и получение денежного вознаграждения от такой некоммерческой организации за оказание гражданам бесплатной юридической помощи с нарушением требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре недопустимо, в частности, в случае, если в таких отношениях адвокат выступает в качестве гражданина (без указания на наличие статуса адвоката).

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам об участии адвоката в социально значимом проекте за вознаграждение 28.10.2019

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросу применения пункта 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросу применения пункта 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката

 

Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам от 17 апреля 2019 г. № 01/19

 

Утверждено Решением Совета ФПА РФ от 17 апреля 2019 г.

 

В порядке пункта 5 статьи 18.2 Кодекса профессиональной этики адвоката в ответ на запрос президента Федеральной палаты адвокатов РФ от 14 ноября 2018 г. Комиссия Федеральной палаты адвокатов РФ по этике и стандартам дает следующее разъяснение по вопросам применения пункта 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката применительно к дисциплинарным проступкам адвокатов, связанным с размещением информации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (далее – сеть «Интернет»).
Размещение информации об адвокате и адвокатском образовании, в том числе в сети «Интернет», регулируется статьей 17 Кодекса профессиональной этики адвоката. Согласно пункту 1 данной статьи информация об адвокате и адвокатском образовании допустима, если она не содержит оценочных характеристик адвоката; отзывов других лиц о работе адвоката; сравнений с другими адвокатами и критики других адвокатов; заявлений, намеков, двусмысленностей, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей или вызывать у них безосновательные надежды.

Указанные правила имеют особое значение, так как одним из основных приоритетов адвокатской деятельности является доверие к адвокату и адвокатской корпорации со стороны граждан и общества, которое формируется, в том числе, при ознакомлении потенциального доверителя с информацией об адвокате или адвокатском образовании, в котором тот состоит.

Указанные положения статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката необходимо толковать в их системной связи с положениями ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката, согласно которым профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре.

Ранее Комиссией Федеральной палаты адвокатов РФ по этике и стандартам дано Разъяснение по вопросам применения пункта 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката № 03/16 от 28 января 2016 г., согласно которому указание адвокатом в сети «Интернет», а также в брошюрах, буклетах и иных информационных материалах сведений о наличии положительного профессионального опыта, а также информации о профессиональной специализации адвоката само по себе не противоречит Кодексу профессиональной этики адвоката.

Недопустимой является информация, вводящая потенциальных доверителей в заблуждение относительно характеристик адвоката и оказываемой им юридической помощи путем ложных заявлений, обещаний, искажения фактов. Недопустимо размещение в сети «Интернет» не соответствующих действительности сведений о количестве оправдательных приговоров, постановленных в отношении доверителей адвоката, о проценте «выигранных» дел.

Размещение в сети «Интернет» не соответствующих действительности сведений влечет подрыв доверия как непосредственно к адвокату, распространившему недостоверную информацию о себе, так и к адвокатуре в целом.

Такие действия являются прямым нарушением запрета привлечения потенциальных доверителей обещанием благополучного разрешения дела, установленного подпунктом 6 пункта 1 статьи 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, и нарушением требований к информации об адвокате, содержащихся в пункте 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Жалобы на действия (бездействие) адвокатов рассматриваются советом адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, с учетом заключения квалификационной комиссии.

В случае установления в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, в том числе Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет адвокатской палаты вправе принять по дисциплинарному производству одно из решений, предусмотренных пунктом 1 статьи 25 Кодекса профессиональной этики адвоката, в том числе и о прекращении дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка с указанием адвокату на допущенное нарушение.

Меры дисциплинарной ответственности применяются к адвокату только в рамках дисциплинарного производства.

Применение мер дисциплинарной ответственности является предметом исключительной компетенции Совета адвокатской палаты (пункт 4 статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката).

В силу абзаца 2 приведенного пункта при определении меры дисциплинарной ответственности должны учитываться тяжесть совершенного проступка, обстоятельства его совершения, форма вины, иные обстоятельства, признанные Советом адвокатской палаты существенными и принятые во внимание при вынесении решения.

Совету адвокатской палаты следует принимать во внимание, что самим фактом распространения недостоверной информации об адвокате или адвокатском образовании умаляются такие ключевые ценности, как авторитет адвокатуры и доверие к ней.

С учетом характера совершенного проступка, тяжести наступивших последствий и иных обстоятельств Совет адвокатской палаты вправе прийти к выводу о необходимости прекращения дисциплинарного производства вследствие малозначительности совершенного адвокатом проступка.

Настоящее Разъяснение вступает в силу и становится обязательным для всех адвокатских палат и адвокатов после утверждения Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации и опубликования на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации в сети «Интернет».

После вступления в силу настоящее Разъяснение подлежит опубликованию в издании «Вестник Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации» и в издании «Адвокатская газета».

 

Скачать документ: Разъяснение Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам по вопросу применения пункта 1 статьи 17 Кодекса профессиональной этики адвоката 17.04.2019