Решение Совета АПОО по адвокату С.

Решение Совета Адвокатской палаты Оренбургской области

 

22 февраля 2024 года г. Оренбург

ПРИСУТСТВОВАЛИ члены Совета: Ковалев В.А., Шевченко В.Ю., Панина Г.С., Шарифов М.Ф.о., Баева Л.П., Попова С.А.

Рассмотрев в закрытом заседании возбужденное Президентом Адвокатской палаты Оренбургской области Ковалевым В.А. дисциплинарное производство в отношении адвоката С., Совет Адвокатской палаты Оренбургской области

УСТАНОВИЛ:

В Адвокатскую палату Оренбургской области Вице-президентом Адвокатской палаты Оренбургской области Шевченко В.Ю. внесено представление в отношении адвоката С. от 18.01.2024 года.

В соответствии с п.1 ст. 21 Кодекса профессиональной этики адвоката 24.01.2024 года Президентом Адвокатской палаты Оренбургской области Ковалевым В.А. в отношении адвоката С. было возбуждено дисциплинарное производство, материалы которого были направлены на рассмотрение Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Оренбургской области.

09 февраля 2024 года Квалификационная комиссия дисциплинарное производство рассмотрела и вынесла по делу заключение.

Из представления от 18.01.2024 года следует, что в соответствии с п.п. 3.1 п.3 ст. 37 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного расследования или суда, должен предусматривать использование автоматизированной информационной системы, исключающей влияние любых заинтересованных лиц на распределение поручений между адвокатами.

Во исполнение указанных требований законодательства РФ, Федеральной палатой адвокатов РФ (ФПАРФ) разработана и с 01.08.2023 года на территории Оренбургской области Адвокатской палатой Оренбургской области внедрена единая система автоматизированного распределения между адвокатами поручений на защиту по назначению Комплексной информационной системы адвокатуры России (далее – система КИСАР), на замену региональной АС «Диспут».

Любое распределение дел по назначению суда, органов дознания и следствия помимо автоматизированной системы и координаторов АПОО, не соответствует требованиям закона, влечет претензии в нецелевом использовании к распорядителю бюджетных средств, допустившему к участию в деле назначенного таким образом адвоката, а также ставит под сомнение итоговый акт правосудия в связи с нарушением права на защиту.

Причиной такого состояния дел является грубое игнорирование некоторыми адвокатами законодательства об адвокатуре и этических корпоративных норм.

Так, адвокат С. формально отнесся к своим профессиональным обязанностям и адвокатскому долгу, в обход КИСАР, без поручения координатора или вице-президента, используя личные знакомства в правоохранительных органах, с целью обогащения за счет других адвокатов, принял от должностного лица, осуществляющего процессуальное производство по делу, поручение на защиту, самовольно вступил в качестве защитника в уголовное дело, нарушил право на защиту, подорвал тем самым авторитет адвокатуры и институт защиты в целом.

Адвокат С. не зарегистрирован в Комплексной информационной системе адвокатуры России (КИСАР), и, следовательно, не имеет права принимать поручения по назначению в порядке ст.ст. 50,51 УПК РФ. Между тем, 01.10.2023 года адвокат С. принял поручение напрямую от следователя СО Оренбургского ЛО МВД России на транспорте на защиту подозреваемого, защиту которого в суде осуществлять не стал, поскольку данные по уголовным делам, находящимся в стадии судебного разбирательства, находятся в открытом доступе на сайте соответствующего суда.

Своими действиями адвокат С. грубо проигнорировал требования законодательства об адвокатуре, чем причинил существенный вред интересам адвокатского сообщества Оренбургской области. Своим участием в делах по назначению в обход системы КИСАР адвокат С. лишил неопределенный круг адвокатов их права на участие в делах по назначению в соответствии с установленными Правилами назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве и получения ими материального вознаграждения за участие по таким делам.

Адвокатом С. были нарушены основополагающие принципы, на основе которых действует адвокатура: принципы законности, корпоративности и равноправия адвокатов.

Нарушение, допущенное адвокатом С., не является формальным и малозначительным, поскольку адвокатское сообщество считает подобное профессиональное поведение адвоката недопустимым в силу грубого нарушения законодательства об адвокатуре и норм Кодекса профессиональной этики адвоката.

Просит привлечь адвоката С. к дисциплинарной ответственности.

Адвокат С. Квалификационной комиссии своих объяснений не представил.

Квалификационной комиссией исследовались документы: – представление Вице-президента АПОО Шевченко В.Ю. в отношении адвоката С. от 18.01.2024 года, – копия протокола объявления обвиняемому (подозреваемому) права на защиту от 01.10.2023 года, – копия ордера № К/3-418 от 01.10.2023 года на защиту, – копия иллюстрационной таблицы к протоколу проверки показаний на месте от 15.10.2023 года, – копия постановления о выплате вознаграждения адвокату от 14.11.2023 года – справка специалиста АПОО оператора АРПН о том, что адвокат С. в КИСАР не зарегистрирован.

Изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы, изложенные в представлении, Квалификационная комиссия пришла к заключению о нарушении адвокатом С. требований п.п.1, п.п. 4 п.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1, п.4 ст.8, п.п.9 п.1 ст. 9, п.6 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Так, адвокат С. не исполнил вопреки предписаниям пп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, возложенную на каждого адвоката обязанность при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами;

нарушение адвокатом С. требований п.п. 4 п.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.4 ст.8, п.п.9 п.1 ст. 9, п.6 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката выразилось в не исполнении им предписаний п.п.1 п. 1.6, п. 2.3, п. 3.1.1, п.3.16 Правил назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, п.1 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве;

в соответствии с п.2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката совершил действия, направленные к подрыву доверия к нему и адвокатуре.

Участники дисциплинарного производства о времени и месте заседания Совета Адвокатской палаты Оренбургской области уведомлены надлежащим образом, на заседание Совета не явились.

Совет Адвокатской палаты Оренбургской области считает возможным рассмотреть дисциплинарное производство в отсутствие не явившихся участников дисциплинарного производства, поскольку в соответствии с п.5 ст.24 Кодекса профессиональной этики адвоката неявка кого — либо из участников дисциплинарного производства не препятствует принятию решения.

Совет Адвокатской палаты Оренбургской области, изучив материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы представления, заключение Квалификационной комиссии, пришел к следующим выводам.

В соответствии со ст.4 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре основывается на Конституции РФ и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, принимаемых в соответствии с

федеральными законами нормативных правовых актов Правительства РФ и федеральных органов исполнительной власти, регулирующих указанную деятельность, а также из принимаемых в пределах полномочий, установленных настоящим Федеральным законом, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации.

Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый в порядке, предусмотренном ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности

В силу ст.ст. 1,2 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» на адвокате, как на лице, оказывающем на профессиональной основе квалифицированную юридическую помощь, лежит обязанность осуществлять адвокатскую деятельность в строгом соответствии с предписаниями законодательства РФ, в том числе ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Всероссийским съездом адвокатов 20.04.2017 года был принят Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, который обязателен для исполнения адвокатами.

В соответствии с требованиями п.1 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве «основанием для осуществления защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом, при условии соблюдения порядка оказания юридической помощи по назначению, установленного в соответствии с законодательством».

В соответствии со ст. 50 УПК РФ

«Защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается дознавателем, следователем или судом.

Если в течение 24 часов с момента задержания подозреваемого или заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу явка защитника, приглашенного им невозможна, то дознаватель или следователь принимает меры по назначению защитника в порядке, определенном советом Федеральной палаты адвокатов».

Согласно ч.3 ст. 50 УПК РФ в случае неявки приглашенного защитника в течение пяти суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника в порядке, определенным Советом Федеральной палаты адвокатов. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то дознаватель, следователь вправе произвести данное процессуальное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п. 2-7 ч.1 ст. 51 УПК РФ.

В соответствии с ч.3 ст. 50 УПК РФ, п.5 ст. 31 и п.3.1 ч.3 ст. 37 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» установление Порядка назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве и контроль за его исполнением адвокатами относится исключительно к полномочиям Совета Федеральной палаты адвокатов России.

Решением Совета ФПА РФ от 15.03.2019 года с изменениями, принятыми 18.02.2021 года, Порядок назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве был утвержден.

В разделе 3 данного Порядка изложены принципы работы адвокатов в качестве защитников по назначению в уголовном судопроизводстве, в частности — принцип независимости адвокатуры, который применительно к назначению адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве означает исключение какого-либо влияния органов дознания, органов предварительного следствия, суда, иных органов и лиц на распределение требований о назначении защитника между конкретными адвокатами.

Решением Совета Адвокатской палаты Оренбургской области от 31.03.2019 года (протокол № 5) во исполнение п. 2.1 указанного Порядка о том, что советы адвокатских палат субъектов РФ в пределах своих полномочий принимают региональные правила с учетом региональных особенностей, Адвокатской палатой Оренбургской области утверждены Правила назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве. Данные Правила прошли процедуру соответствия требованиям ФПА о Порядке оказания юридической помощи по назначению 28.11.2019 года, о чем имеется протокол №7.

Указанные Правила были приняты во избежание не процессуальных отношений между следователями, дознавателями и адвокатами в ущерб интересам подозреваемых и обвиняемых по уголовным делам, безусловное исполнение требований которых являются обязанностью адвоката.

В соответствии с указанными Правилами (с изменениями и дополнениями)

1.6. Все адвокаты, внесенные в реестр адвокатов Оренбургской области, обязаны:

1) неукоснительно соблюдать настоящие Правила.

2.2.3.Для целей автоматизации процедуры оказания юридической помощи адвокатами по назначению, в следственно — судебных участках г. Оренбурга и Оренбургской области, определяемых отдельным решением Совета Адвокатской палаты применяется программно — аппаратный комплекс (далее — Автоматизированная система). Указанная система осуществляет полный комплекс работ (действий) по:

  • автоматизированному приему Требований о назначении адвокатов от следственно — судебных органов;
  • автоматизированному выбору и определению адвоката на исполнение конкретного Требования;
  • уведомлению участников процедуры о результатах обработки конкретного Требования;
  • формированию отчетности о результатах обработки поступивших Требований.

2.3. Адвокаты, изъявившие желание быть задействованными лично в оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве по назначению органов предварительного расследования и судов, обязаны обратиться в Адвокатскую палату Оренбургской области с заявлением установленного образца о включении их в список для закрепления на следственно-судебный участок, где зарегистрировано соответствующее адвокатское образование (его филиал), в котором адвокат осуществляет профессиональную деятельность.

3.1.1. Требование о направлении адвоката по назначению не может быть персонифицировано органом предварительного расследования, судом или самим гражданином, нуждающимся в юридической помощи за счет государства, относительно вызова конкретного адвоката.

3.11. После регистрации требования:

  • Координатор назначает для исполнения поручения по оказанию юридической помощи соответствующего адвоката согласно графику дежурств.
  • Автоматизированная система назначает для исполнения поручения по оказанию юридической помощи соответствующего адвоката, исходя из принципа равного участия всех адвокатов, закрепленных за следственно-судебным участком заявителя по требованию.

3.16. Адвокат не вправе принимать участие в качестве защитника или представителя в деле по назначению без поручения Автоматизированной системы, координатора или ответственного Вице-президента Адвокатской палаты Оренбургской области, а также участвовать в делах по назначению в нарушение графика дежурства и (или) на территории другого следственно-судебного участка без соответствующего поручения.

3.17. Систематическое (два и более раза) неисполнение адвокатом, включенным в график, своих обязанностей по обеспечению защиты в порядке назначения является основанием для исключения адвоката из числа адвокатов, оказывающих юридическую помощь по назначению координатором или Вице — президентом, либо Советом АПОО на срок до 1 года и (или) привлечения к дисциплинарной ответственности.

3.20. Нарушение адвокатами установленного настоящими Правилами порядка оказания юридической помощи по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда, в том числе необоснованный отказ от принятия к исполнению требования, принятие требования в нарушение установленного порядка, оказание доверителю юридической помощи ненадлежащего качества, иные нарушения Правил являются основаниями для решения вопроса о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства и влекут применение мер дисциплинарного воздействия вплоть до прекращения статуса адвоката.

В соответствии со статьей 7. ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» «1. Адвокат обязан: «…4) соблюдать кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции».

Согласно п.п. 9 п.1 ст.9 Кодекса профессиональной этики адвоката «адвокат не вправе оказывать юридическую помощь по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда в нарушение порядка ее оказания, установленного решением Совета».

Согласно п.6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката «адвокат обязан выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции».

В соответствии со статьей 7. ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» «1. Адвокат обязан:

«1) честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми незапрещенными законодательством РФ средствами;

Согласно п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката «При осуществлении профессиональной деятельности адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности, активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми незапрещенными законодательством средствами, руководствуясь Конституцией РФ, законом и настоящим Кодексом».

Совет считает, что Квалификационной комиссией при рассмотрении дисциплинарного производства в отношении адвоката С. верно установлены фактические обстоятельства дела и правильно применены нормы законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Так, Квалификационной комиссией установлено, что адвокат С. в нарушение п. 2.3 Правил назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве в Адвокатскую палату Оренбургской области с заявлением о включении его в список для закрепления на следственно- судебный участок, где зарегистрировано адвокатское образование, в котором он осуществляет профессиональную деятельность, не обращался, в связи с чем, не зарегистрирован в Комплексной информационной системе адвокатуры России (КИСАР), и, следовательно, не имеет права принимать поручения по назначению в порядке ст.ст. 50,51 УПК РФ.

Между тем, 01.10.2023 года адвокат С. принял поручение напрямую от следователя СО Оренбургского ЛО МВД России на транспорте на защиту подозреваемого, предоставив ордер № К/3-418 от 01.10.2023 года «на защиту по уголовному делу по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ», основание выдачи ордера — назначение, вместо индивидуального системного номера назначения по системе КИС АР.

Адвокат С. принял участие в проведении следственных действий: допросе в качестве подозреваемого, проверке показаний на месте и других процессуальных действиях. Следователем было вынесено постановление о выплате вознаграждения адвокату от 14.11.2023 года, из которого усматривается, адвокат С. в порядке ст. 51 УПК РФ осуществлял защиту прав и законных интересов обвиняемого при производстве следственных действий в течение 7 дней. Следователь постановил выплатить адвокату С. за выполненную работу по оказанию юридической помощи обвиняемому по уголовному делу денежные средства в сумме 13 873 рубля 60 копеек из средств федерального бюджета.

Таким образом, 01.10.2023 г. адвокат С. без направления координатора, ответственного вице-президента, КИСАР принял поручение напрямую от дознавателя на защиту подозреваемого, тем самым допустил нарушение требований решений органов Адвокатской палаты Оренбургской области и органов Федеральной палаты адвокатов по вопросам участия адвокатов в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия и суда.

Самовольно принимая на себя защиту подозреваемого адвокат С. нарушил требования п.п.1 п.1.6, п. 2.3, п. 3.1.1, п.3.16 Правил, поскольку не вправе был принимать поручение для участия в качестве защитника в делах по назначению без регистрации в автоматизированной системе поручений КИССАР, а также без поручения координатора, ответственного вице- президента или АС КИССАР.

Совет установил, что адвокат С. в нарушение требований ст. 50 УПК РФ, п.1 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, Правил назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве принял на себя защиту интересов подозреваемого на производство следственных действий без заключения соглашения с доверителем или третьими лицами, действующими в его интересах, а также без поручения координатора или АС КИССАР.

Квалификационная комиссия верно отметила, что адвокатом С. были нарушены основополагающие принципы, на основе которых действует адвокатура: принципы законности, корпоративности и равноправия адвокатов.

Принцип равноправия адвокатов применительно к назначению адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве означает равное право всех адвокатов участвовать в уголовных делах по назначению вне зависимости от избранной формы адвокатского образования или принадлежности к конкретному адвокатскому образованию.

Реализация этого принципа должна осуществляться через систему КИСАР автоматически в соответствии с программой (в порядке очередности поступления заявок от инициатора).

Пренебрежение адвокатом С. принципом корпоративности выразилось в стремлении извлекать материальную выгоду из участия в делах по назначению минуя систему КИСАР, недобросовестном использовании статуса адвоката для извлечения доходов в ущерб адвокатам всего адвокатского сообщества Оренбургской области, проявлении нежелания руководствоваться в своей профессиональной деятельности правилами и традициями, которые приняты в адвокатском сообществе в связи с введением в действие Правил, а именно: вступать в дела по назначению только по заявкам, прошедшим через систему КИСАР, координатора или ответственного вице-президента, при этом исполнять обязанность по регистрации в АРПН КИСАР.

В соответствии с нормами Кодекса профессиональной этики адвоката разбирательство в Квалификационной комиссии и Совете Адвокатской палаты осуществляется на основе принципов состязательности и равенства участников дисциплинарного производства. Доказательств, опровергающих доводы, изложенные в представлении, а также документов, свидетельствующих об оказании адвокатом юридической помощи в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, предварительного следствия, суда в соответствие с порядком, предусмотренным Правилами назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, надлежащем исполнении им своих профессиональных обязанностей, исполнении требований Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, адвокатом С. ни Квалификационной комиссии, ни Совету не представлено.

Таким образом, Совет Адвокатской палаты Оренбургской области соглашается с заключением Квалификационной комиссии и приходит к выводу о нарушении адвокатом С. вышеуказанных требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката, Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, Правил назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве.

При рассмотрении указанного дисциплинарного производства Совет Адвокатской палаты Оренбургской области установил, что 12.01.2024 года в Адвокатскую палату Оренбургской области Вице-президентом Адвокатской палаты Оренбургской Шевченко В.Ю. было внесено представление о привлечении адвоката С. к дисциплинарной ответственности за аналогичные дисциплинарные проступки: адвокат С. в обход действующей ранее АС «Диспут», без поручений координатора или вице-президента, принимал от должностных лиц, осуществляющих процессуальное производство по делу, поручения в отношении подозреваемых и обвиняемых, самовольно вступал в качестве защитника в уголовное дело (с 01.01.2022 г. по 31.03.2023 г. включительно было выявлено не менее 38 фактов нарушений адвокатом С. установленного порядка участия в делах по назначению).

Президентом Адвокатской палаты Оренбургской области Ковалевым В.А. было возбуждено дисциплинарное производство, которое рассмотрено Квалификационной комиссией с вынесением заключения о нарушении адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Совет Адвокатской палаты Оренбургской области своим решением от 22.02.2024 года признал адвоката С. нарушившим требования п.п.1, п.п. 4 п.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.2 ст.5, п.1, п.4 ст.8, п.п.9 п.1 ст. 9, п.6 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката.

К адвокату С. была применена мера дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» (ч.2 ст.7).

В силу статьи 18 Кодекса профессиональной этики адвоката «1. Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего Кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящим Кодексом».

Согласно п.6 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката

Мерами дисциплинарной ответственности являются: замечание; предупреждение; прекращение статуса адвоката.

Совет Адвокатской палаты Оренбургской области соглашается с заключением Квалификационной комиссии о нарушении адвокатом С. требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, которое выразилось в не исполнении возложенной на каждого адвоката обязанности при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами;

в не исполнении им предписаний п.п.1 п. 1.6, п. 2.3, п. 3.1.1, п.3.16 Правил назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, п.1 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве;

совершении действий, направленных к подрыву доверия.

Совет считает, что нарушение, допущенное адвокатом С., является грубым и явным нарушением норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Совет приходит к выводу о том, что адвокат С. совершил действия, ущемляющие права адвокатов, включенных в список для участия в делах по назначению, которые ставят под угрозу корпоративную дисциплину, дающие основания усомниться в порядочности, честности и добросовестности адвоката, порочащие его честь и достоинство, а также подрывающие авторитет адвокатуры в глазах представителей гражданского и профессионального сообщества, то есть действия, несовместимые со статусом адвоката.

Действия адвоката С. сопряжены с игнорированием фундаментальных требований профессиональной этики, обязанности при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами.

Определяя в соответствии с требованиями п. 4 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката меру дисциплинарной ответственности адвоката С. за совершённое нарушение, Совет Адвокатской палаты Оренбургской области принимает во внимание тяжесть совершенного проступка, о которой свидетельствует недопустимое отношение адвоката к исполнению своих профессиональных обязанностей, учитывает умышленный и грубый характер совершенного деяния.

Недопустимость поведения и грубый характер действий адвоката С. выразились в нарушении основных принципов, на основе которых действует адвокатура: законности, корпоративности и равноправия адвокатов.

Совет отмечает, что указанные действия адвоката С. приводят к подрыву доверия к адвокатуре как институту гражданского общества со стороны лиц, обращающихся к адвокатам за квалифицированной юридической помощью, а также со стороны государства, которое наделило адвокатов правом создать публично-правовую корпорацию, основанную на принципах законности, независимости, самоуправления, корпоративности и предоставило адвокатам широкие права, как гарантию их независимости в выполнении основной профессиональной функции — оказывать физическим и юридическим лицам квалифицированную юридическую помощь способами, не противоречащими закону.

Кроме того, при назначении вида дисциплинарного взыскания С. Совет принимает во внимание, что решением Совета Адвокатской палаты Оренбургской области от 22.02.2024 года в настоящем заседании адвокат С. подвергся дисциплинарному взысканию в виде предупреждения по дисциплинарному производству, возбужденному по представлению Вице- президента Адвокатской палаты Оренбургской области Шевченко В.Ю., за совершение аналогичных дисциплинарных проступков.

Статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при: 1) неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем; 2) нарушении адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката (п.п. 1,2 п.2 ст.17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

При указанных обстоятельствах Совет Адвокатской палаты Оренбургской области признает профессиональное поведение адвоката С. несовместимым с нахождением в составе адвокатского сообщества и приходит к выводу о применении к нему меры дисциплинарной ответственности в виде прекращения статуса адвоката. Совет не находит возможности применения к адвокату С. более мягкой меры дисциплинарной ответственности как в силу требования справедливости дисциплинарного разбирательства, так и в силу того, что оставление С. в составе адвокатского сообщества могло бы дать основание полагать, что совершенное им нарушение совместимо со статусом адвоката.

Определяя в соответствии с п.7 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката срок, по истечении которого С. может быть допущен к сдаче квалификационного экзамена, Совет, с учетом тяжести нарушений и всей совокупности установленных обстоятельств, считает необходимым установить этот срок в один год.

На основании изложенного, руководствуясь п.п.9 п.3 с.31 Федерального Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.п.1, п.п.2 п.2 ст. 17, п.п.3 п.6 ст.18, п.п. 1 п.1 ст.25 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты Оренбургской области

РЕШИЛ:

Прекратить статус адвоката С. с 22 февраля 2024 года за нарушение адвокатом требований п.п.1, п.п. 4 п.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.2 ст.5, п.1, п.4 ст.8, п.п.9 п.1 ст. 9, п.6 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат С. не исполнил вопреки предписаниям пп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и п.1 ст.8 Кодекса профессиональной этики адвоката, возложенную на каждого адвоката обязанность при осуществлении профессиональной деятельности честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством средствами;

нарушение адвокатом С. требований п.п. 4 п.1 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.4 ст.8, п.п.9 п.1 ст. 9, п.6 ст.15 Кодекса профессиональной этики адвоката выразилось в не исполнении им предписаний п.п.1 п. 1.6, п. 2.3, п. 3.1.1, п.3.16 Правил назначения адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве, п.1 Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве;

в соответствии с п.2 ст.5 Кодекса профессиональной этики адвоката совершил действия, направленные к подрыву доверия к нему и адвокатуре.

С. может быть допущен к сдаче квалификационного экзамена на приобретение статуса адвоката не ранее чем через один год со дня прекращения статуса (п.7 ст.18 КПЭА).

О размещении на сайте дисциплинарной практики АПОО

О размещении на сайте дисциплинарной практики АПОО

 

Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно исполнять обязанности, отстаивать права и законные интересы. доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами (подп.1 п.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» — далее Закон об адвокатуре), соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката (далее КПЭА) и  исполнять решения органов Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (подп.4 п.1 ст.7 Закона об адвокатуре).

В Порядке ведения адвокатской палатой субъекта Российской Федерации — сайта в информационно-телекоммуникационной сети: «Интернет» и размещения на нем информации (далее — Порядок), утв. решением Совета ФПА РФ 14 февраля 2020 года, указан перечень информации, необходимой для размещения на сайтах региональных адвокатских палат.

КПЭА предусматривает ведение адвокатскими палатами делопроизводства по дисциплинарным делам (подпункт 1 пункта 5 статьи 23, пункт 2 статьи 26).

В материалах дисциплинарного дела должны содержаться сведения об уведомлении (извещении) адвоката о принятом в отношении него решении.

В силу п.5 ст.8 КПЭА адвокат обязан обеспечивать адвокатскую палату актуальной информацией об адресе адвоката, в том числе электронном, для уведомлений и извещений. Между тем, данная обязанность, некоторыми адвокатами не исполняется, что влечет возвращение в адвокатскую палаты решений и иных документов по дисциплинарному производству.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 3 статьи 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» Совет АП Оренбургской области РЕШИЛ:

1. Размещать на странице официального сайта АП Оренбургской области — aporenburg.ru или в печатном издании «Оренбургский адвокат», обезличенные или персонифицированные сведения (ФИО адвоката, реестровый номер и адвокатское образование и др.) по дисциплинарным производствам.

2. В случае опубликования решения, с персонифицированными данными, на странице официального сайта АП Оренбургской области — aporenburg.ru или в печатном издании «Оренбургский адвокат», адвокат считается осведомленным о таком решении с момента публикации.

3. Настоящее Решение довести до адвокатов АП Оренбургской области.

4. Контроль за исполнением настоящего решения возложить на вице-президента АП Оренбургской области Шевченко В.Ю.

 

Президент Адвокатской палаты Оренбургской области
В.А. Ковалёв

 

Скачать документ:
О размещении на сайте дисциплинарной практики АПОО